воскресенье, 31 мая 2015 г.

Детская игра – настоящее, прошлое, будущее


Наступило лето, пора отдыха, школьных каникул, путешествий,  походов, поездок к морю и игр с утра до вечера. Золотая пора – детство! Но мне кажется, что сейчас все совсем не так, и ощущение сказки у современных детей возникает реже, чем это было у нас.
      

 Многие из нас согласятся со строками Евгения Евтушенко, что «в детстве снег пушистей, зеленее в юности холмы». Нет–нет, да и обернешься, бросишь взгляд в прошлое, перелистаешь альбом с мгновениями прошедшей жизни и захочешь что–то вернуть. У каждого из нас там, в минувшем, осталось что–то дорогое сердцу, без чего вполне удачная и сложившаяся жизнь кажется немного пустой, как дом без детского смеха.
       Я часто хожу в гости к своим внукам. Младший еще очень мал,  а старший, Миша, всегда показывает  мне все свои новинки: две радиоуправляемые машинки, диск с мультфильмами и мягкого Бешеного лягушонка, который поет «рррын-рын-рын», и еще множество машинок.  Когда я с большим интересом рассмотрела сокровища черноглазого малыша, подержала в руках пульт дистанционного управления, загнав машинку в дальний угол под кровать, углубилась в воспоминания о сокровищах своего детства. Чем же оно было так примечательно, что я не могу его забыть, и ни с чем сравнить.

       У  нынешних детей много игрушек, да еще каких! О таких мы и мечтать не могли в своем детстве.  И, наблюдая за своими малышами и за детьми в детском саду, я вижу, что хотя и есть у них много всяких супер-игрушек, планшетов и компьютеров,  но не заменят они живое общение, восторг от победы в той или иной игре, радость от движения. И становится тревожно, а будет что вспомнить о своем детстве нашим внукам и рассказывать своим детям? Вот я и решила написать в своих воспоминаниях о своем детстве, в какие игры мы играли и как проводили время после школы и на каникулах. 

Когда я была совсем маленькой, мы жили на тихой   станичной улочке  имени Пушкина, и сами себя мы называли «пушкарями».  Там прошло мое беззаботное детство, там у меня началось знакомство с окружающим миром. Именно там, на улице моего детства, происходили все самые яркие и важные (как тогда казалось мне — маленькой девочке) события моей жизни. Я была домашним ребенком и находилась дома с бабушкой.  Время шло, я подрастала, менялась внешне, менялся мой мир общений. Появлялись новые друзья, у которых я многому научилась и училась дальше вместе с ними. Я часто навещаю свою  родную улочку, свой отчий дом (хотя там живут чужие люди). Она очень  изменилась. Теперь я вижу  ее совсем не такой, как раньше, а спокойным бесшумным уголком, где выросли новые дома, а места наших игр поросли травой,  где можно отдохнуть, предаться светлым воспоминаниям.
 Тогда, в детстве, для меня наша улица была целым миром, полным тайн, веселья  и волшебства, где каждую минуту происходило что-то увлекательное и  интересное.  Я помню, как днем выходила гулять, если  бабушка не отправляла меня пасти гусей.  Первый друг, который у меня был и который меня обучил мальчишечьим играм, был Колька. Это был бесшабашный озорник и, как говорила его мама, – «неслух». Как же с ним было интересно! Мы строили шалаши, рыли  землянки, «воевали», прячась в речных бурьянах, разыскивали и зарывали клады, ловили рыбу, купались до посинения.  Его дед Савва называл меня «наша невестка», хотя тогда я смысла этого выражения не понимала, а тетя Нина всегда ставила меня в пример Кольке. Он за это ничуть на меня не обижался, потому что я ему ни в чем не уступала, но все же была аккуратнее его. Домой приходила не столь чумазая, как он, да и платье и сандалии были целее. У нас не было сотовых телефонов, планшетов, интернета. Мы сооружали свою  рацию, протянув от дома к дому провод  и приладив на концах консервные банки. Вот это была связь! Раз забренчали  железки, значит Колька на связи. Не важно, что не слышно речи, главное, что я понимала смысл этого бренчания – пора на встречу. Значит, Колька что-то придумал и сейчас будет новая игра.  Когда на улицу стали приезжать новые жильцы, то круг моих друзей расширился. Появились у меня и подруги. Игры стали другие. У нас, дворовых детей, игры были расписаны по сезонам и частям суток. В жаркий день мы сидели на лавочке под густыми кронами деревьев и играли в какие-нибудь спокойные  игры: строили дома, воспитывали кукол, готовили волшебные блюда. Именно волшебные, потому что в этом зеленом царстве тихонько перешептывающихся листьев и ветвей все было сказочным, а я была маленькой принцессой из этой сказки. Я искренне верила в это, и потому построенные мною дома были дворцами, куклы — фрейлинами или сестрами-принцессами, которых мы собирали на бал. Мы шили им красивые, как нам тогда казалось, платья. Придумывали, из чего смастерить карету, и отправляли их на бал, посадив на кукурузный лист. А растения, из которых мы готовили блюда и напитки, обладали удивительными свойствами: исцеляли от болезней, дарили бессмертие, учили читать мысли, превращали обычных девушек в сказочных красавиц...

Когда наступал вечер, но солнце еще не спряталось, мы начинали играть в подвижные игры. И, как карусель набирает обороты, так и наши игры тоже раскручивались. Сначала мы играли  в игры:  «Море волнуется раз…», «Колечко»,  «Съедобное не съедобное», «Ниточка – иголочка». Но чем больше солнышко пряталось за горизонт, тем шумнее становились наши игры.  Игра, которую знают все дошкольники как «цепи»,  у нас называлась «чью душу желаете». И вот мы, поделившись на две команды, а было нас человек  восемнадцать, «во всю ивановскую» орали: «Чью душу желаете?». Выбранный  игрок отходил назад шагов на 6-7, для хорошего разгона и летел, как пуля. Попробуй такого удержи! Но умудрялись, держали руки  так крепко, что пальцы болели. Больше всего мы боялись скорости того же Кольки. Его не могли удержать ни старшие, ни, тем более, младшие дети. И в скорости он не уступал никому. Иногда мне удавалось его догонять.  Может по старой дружбе Колька мне поддавался, а может я и правда  быстро бегала. У меня и  прозвище было «моторчик». Когда играли в «заковки-отковки» (наверное, многие и не знают такую игру), то равных нам с Колькой не было. А правило игры заключалось в том, что  выбранный считалкой «заковка» должен догонять играющих и осалив их, «заковать».  «Закованный» останавливался на месте, раскинув в стороны руки.  Другие игроки команды должны его «расковать», а задача «заковки»,  не подпускать игроков  к «закованному» и продолжать «заковывать» еще новых игроков. Эта игра могла идти до бесконечности, и мы играли в нее, пока хватало сил и пока не начинало темнеть. На лавочке возле дома бабушки Вари мы выплескивали бившую через край энергию, играя в догонялки «Черт и краски». Не обходилось и без любимых пряток, строительств шалашей и страшных историй в темноте. Для игры в «Стеклышко» нужен был только мяч да осколки бутылок, которые складывались стопочкой, — их нужно было коснуться мячом. Самой распространенной детской игрой можно назвать "Прятки". После жребия один остается "жмурить", считал вслух до ста. Остальные разбегались по улице и прятались, самые смелые недалеко от "поста", чтобы быстро отбиться. Пока ищущий бродил  по улице, нужно было подбежать и стукнуть ладошкой о стену, где тот стоял, и громко крикнуть: «Стуки- стуки за себя» Того, кто будет найден, ждет следующий "пост". Другая, не менее увлекательная детская игра, в которую мы играли - "Ляпа", или догонялки. В качестве ляпа использовался маленький резиновый мяч. В целях безопасности выбирали место для игры в отдалении от проезжей части. В чьей руке мяч,  тот и "ляпа".

 Любимыми играми девочек было  прыгание через скакалку и "классики". Прыгали разными способами, вперед, назад, скрестно. Связывали скакалки по две и прыгали, поделившись на две команды. Если кто-то из команды наступит на скакалку, то  капитан команды перепрыгивал за игрока. Для "классиков" на земле  рисовали  мелом двенадцать квадратов, одиночные и парные. Консервную крышку наполняли пластилином и бросали в пронумерованные квадраты. Затем, прыгая по ним на одной и двух ногах, на обратном пути забирали крышку. Также в разряд любимых игр нами, девочками,  можно отнести "Дочки - матери". Когда нам надоедали мальчишки,  мы, девочки, выбирали укромное место, между кустарников, под раскидистым деревом. И создавали дом из всякой всячины. Выстилали "ковриками" пол. Создавали видимость стен и потолка. Роль детей доставалась куклам, а мы на время становились их заботливыми мамами. Мальчишки тем временем играли в "Маршала". Играли в эту игру так: ставится консервная банка, и на равных отрезках проводятся линии на земле, каждый раздел "лестницы" соответствует воинским званиям. Мальчишки вооружаются увесистыми палками и бросают их по очереди в склянку. При попадании мальчишки растут в чине и приближаются к банке, соответственно к отметке "маршал". Банку поодаль охраняет "дежурный", который в момент попадания бросается ловить мальчишек. Другие же должны успеть поставить банку в исходное положение до того, как он поймает кого- нибудь. Тот, кто пойман, заменяет его и теряет свой чин.

          Сразу же за нашей улицей располагался небольшой холм, за которым текла поросшая камышом  речка  Кирпили.  Весь берег речки был в нашем распоряжении. Привязанный на пастбище скот уже развели по дворам, гуси и утки тоже прошли стаями  домой. Вот тут начиналось самое интересное, игра в «казаки – разбойники». Каждую игру мы проигрывали по новому, повторяться не любили, да и неинтересно это было. В игре  был наш «войнушечный» штаб, где замышлялись хитрые планы засад и спецопераций. Командиры казаков были самые отличившиеся ребята. Конечно, в первую очередь это был Колька, но иногда и мне попадало руководить отрядом. Роли распределяли тоже по отличительным способностям, у кого голос громче, кто свистит хорошо, кто хитрее и ловчее всех. План рисовали еще днем, держа в секрете от команды разбойников. Когда выпадала нам роль разбойников, то в течение дня проявляли  хитрость, уловки, что бы хоть одним глазком подсмотреть план противника. Играли до той поры, когда уже звезды  рассыпались по небу, и с каждого двора было слышно, как нас  зовут родители домой: «Иго-о-о-рь, Лида-а-а-а,  Тома-а-а-а, домой!» А в ответ: «Сейча-а-а-ас!» И этот «сейчас»  растягивался минут на  двадцать-тридцать, пока уже не услышишь грозный голос отца. Тогда пулей летишь домой и придумываешь себе железное алиби, почему задержался и не пришел вовремя на ужин. После ужина, когда  родители уже «управились», так говорили, да и сейчас говорят в станице, мы всей семьей или читали, или смотрели диафильмы. До сих пор помню я эту атмосферу тайны, прекрасной сказки: в фильмоскоп заправляли пленку, на стену вешали белую простынь, выключали свет и с замиранием сердца следили за тем, как на белой стене появляется цветная сказка. Кто-нибудь из старших читал текст и прокручивал пленку, а нам, детям, казалось, что на свете нет ничего чудеснее, разве только Новый год! Я помню свой любимый диафильм – сказку «Аленький цветочек». Помню, что у нас в доме была целая коробка  пленок. Не забыла и то, как выглядел наш фильмоскоп. А вот куда это все делось, вспомнить не могу! А жаль… В ту пору фильмоскопы (или диапроекторы) имелись почти в каждом доме, в котором были дети. Пленки с диафильмами не были дефицитом и стоили дешево. Иногда пленки продавались в комплекте с грампластинками, на которых было записано звуковое сопровождение и сигналы к смене кадра. У нас таких комплектов не было, но у нас был папа, который читал подписи к кадрам как настоящий артист!

              Я очень любила, когда вечерами книги или детские журналы мне читала мама. Ее спокойный, монотонный голос успокаивал,  убаюкивал. И сквозь сон не то наяву, ни то во сне видела Белого Клыка, или Машу  в избушке медведя. Когда я подросла, то уже мне поручали читать «Поднятую целину», «Затерянный мир». Как же было здорово!  А позже у нас появилась радиола. Мы слушали сказки днем и вечером. Перед сном просили папу поставить нам пластинку, но, не успев дослушать до конца, засыпали. На тех пластинках, которые мы слушали чаще всего, со временем появлялись царапины. От этого пластинка начинала заедать. Мы осторожно передвигали иголочку  и слушали дальше. Я до сих пор помню, что сказку Пушкина о мертвой царевне проигрывала  бесчисленное количество раз. Около десятка пластинок хранятся до сих пор в доме у моей свекрови, но проигрывать их не на чем – наша старенькая радиола «Вега», прослужив нам верой и правдой много лет, вышла из строя. Нам было очень жаль…
              А какие   сказочные ощущения дарил нам калейдоскоп! Во времена нашего детства калейдоскопы в основном представляли собой картонную трубку сантиметров тридцати в длину. Подносишь эту трубку к глазу и, вращая ее, любуешься удивительными по красоте узорами! Между прочим, 25 узорообразующих элементов калейдоскопа не повторяются в течение пятисот миллионов лет. Доказано, что пятнадцать минут рассматривания узоров оказывает релаксирующее действие. Тогда мы этого не знали. Делом чести было вскрыть калейдоскоп и, высыпав на руку непонятные разноцветные стекляшки, немного разочароваться. Но потом, возвратив стекляшки и зеркальца на место, снова и снова вращать калейдоскоп, наслаждаясь чудесными узорами.

               А вот весной у нас были совсем другие игры. Не успевала земля просохнуть, только - только переставала тянуться за ногами, мы утаптывали площадку для игры в «Чижика». Если бы сейчас в эту игру играли в детском саду, я бы первая ее запретила, потому как она опасна для детей. Но мы об этом не думали, да и родители не запрещали. Для игры нужно вырезать из крепкой ветки  палку, биту, сантиметров пятьдесят и маленькую палочку, сантиметров двадцать, «цурку».  На кону вырывалась  маленькая ямка, откуда битой запускали цурку. Участвовало две команды, одна на кону, другая в поле. Первое задание – «цурка от земли». Задача: подальше подкинуть «цурку», чтобы  играющему было труднее выбить  лежащую биту на кону. Перелеты или недолеты считали битой, как условной меркой. Таким образом, команда зарабатывала себе очки.  Если биту удавалось выбить, т.е попасть «цуркой», то команда уходила в поле. И так несколько заданий. Последнее задание – «соточка».  Необходимо битой подкинуть «цурку» и со всей силой ударить по ней, как на подаче в волейболе. Задача игроков в поле: или поймать летящую «цурку», тогда сразу заработаешь сто очков,  или выбить биту на кону. Тогда команды менялись местами. Когда Колька бил «соточку», «цурка» с таким свистом летела, что могла запросто выбить глаз. Но самые отчаянные игроки пытались поймать «цурку»  руками, или шапкой, не важно, лишь бы заработать очки.

Если вдруг начинались дожди, мы  из жирного чернозема лепили кирпичики и строили дамбы, собирали огромные лужи, через которые наши же родители не могли проехать на велосипеде. Ощущение было своей значимости, когда видел творение своих рук. Но я не помню, чтобы кто-то нас ругал, наказывал. Все воспринималось, как естественный процесс. Дети должны играть, играть и развиваться. Родители в колхозе работали с утра до ночи, и мы в играх учились жить.
    Зимой наша улица  была покрыта пушистым сверкающим снегом. Я очень любила мчаться на санках с горки или лепить из снежных комьев фигуры. Детей соседей мамы очень редко выпускали на зимнюю улицу, поэтому мне часто приходилось играть самой. Снежные бабы, которые я лепила, скучали в одиночестве, как и я. Поэтому я окружала их снежными котами и собачками. Мне казалось, что бесформенные комки снега были похожи на котов и собачек. В моем воображении  эти фигуры начинали жить своей жизнью, где были ссоры и примирения, обиды и радости. Когда замерзала река, я пропадала там. Упрямыми уговорами я выпросила у мамы рубль и купила коньки-снегурки, но без ботинок, а такие, которые привязываются к обуви. Лучше всего они держались на валенках. Колька научил меня  привязывать коньки, и я сама научилась кататься. Тогда мне казалось, что я так быстро мчалась по льду, красиво кружилась, изображая фигуристку.   Однажды, пробуя  проехать на одном коньке и  сделать ласточку, я так сильно упала на пятую точку, что мама мне запретила выходить на речку. А когда запрет был снят, то уже наступила оттепель и на льду появились проталины. Зимой темнеет рано, и вечером, когда опускались сумерки, и улица пустела, зажигался единственный  фонарь, и появлялись загадочные тени. Я прижималась к окну в своей теплой уютной комнате и представляла себе, что там, за стеклом, начинается другая жизнь, таинственная и пугающая, но необыкновенно интересная.  Ветер слегка качал деревья, и они отбрасывали живые тени. Конечно, для меня это были вовсе не деревья, а сказочные герои, которые под покровом тишины и темноты передают друг другу важнейшие тайны и секреты.

        Когда я училась в начальной школе, я очень любила изображать учительницу. Смотря на себя в зеркало, я отчитывала мнимого «разгильдяя», а учебной доской служила дверца  шифоньера. Мне очень хотелось стать учителем. Но после окончания школы жизнь распорядилась по - другому.  Профессия моя была совсем далека от педагогики. Уже будучи замужем, и имея двоих детей, я осуществила свою мечту.  Я стала педагогом, педагогом дошкольником. Вот где мои мечты и желания могли реализоваться. Когда-то, работая на заводе,  в двадцатилетнем возрасте, я удивлялась взрослым мужчинам, которые дурачились, шутили, хохотали, как маленькие. Мне тогда казалось в таком возрасте это неприлично. Но один из мужчин, коллега по цеху, мне сказал такую фразу, я ее помню до сих пор: «Томка, никогда не стесняйся впадать в детство». Только спустя годы я поняла смысл этой фразы. Мы все родом из детства и в душе долго остаемся детьми. И когда я стала работать воспитателем, я могла быть ребенком, которому разрешается играть с утра до вечера, и  моим воспитанникам  это нравилось. Уже перед прогулкой они меня донимали вопросами, в какие игры мы будем играть? И у меня в запасе всегда была парочка новых игр, и все необходимые к ним атрибуты. Сейчас время другое.   И в нем мы сталкиваемся с ещё одной особенностью воспитания современных детей – это повышенная занятость родителей.  В нашей стране папы и мамы работали всегда. Но в последнее время в силу известных социальных и экономических причин работа стала отнимать практически всё время и силы родителей. Заниматься со своими детьми катастрофически некогда – не только родителям, но и бабушкам и дедушкам, которые тоже, как правило, много работают. По некоторым данным в среднем родители проводят с детьми не более 2-3 часов в день. Тотальная занятость своими проблемами, работа, быт, необходимость добывания денег отнимают всё время и последние силы. Взрослые живут своей жизнью, а дети - своей. Всё это приводит к отчуждению детей и взрослых, к своеобразному разрыву и взаимному отсутствию интереса. И дело тут не только в усталости родителей, но и в их оторванности от жизни ребёнка и с нежеланием в неё включаться. Большинство современных молодых родителей с трудом представляют, чем нужно заниматься со своим ребёнком. Они не знают, в какие игры играют их дети,  о чём они думают,  как воспринимают окружающий мир. Совместная игра детей и родителей – это сегодня уже что-то архаическое и экзотическое. Очень редко во дворе увидишь детей, играющих в какую-нибудь игру. Они попросту их не знают. Мамам, которые сидят на скамейке, и одним глазком приглядывая за своим чадом, совершенно не хочется подниматься и идти учить ребенка играть. А старшие дети, усевшись на спинку лавочки, а ноги поставив на сиденье, не поднимают головы от телефона или планшета. Игра умирает.  И вдумчивые взрослые начинают придумывать новые формы работы с детьми, что бы научить их играть, научить живому, а не виртуальному  общению.

       Прекрасный мир дворовых игр знаком каждому взрослому не понаслышке. В детстве играли все, независимо от города, села и компании, играли допоздна, возвращаясь  домой с разбитыми и расцарапанными коленями и локтями, под крики недовольной мамы.  Дворовые игры это народные игры, которые передаются из поколения в поколения. Они очень разнообразны, требуют много движения, находчивости, смекалки, дают массу всяких физических навыков и умений. Такие игры не только полезны для здоровья, но и необходимы для воспитания  смелости, ловкости, упорства в достижении цели, то есть для становления характера человека.
Да, мое детство  самом деле было сказочным и счастливым.  Скорее всего, я ошибаюсь, и современная малышня счастлива не меньше, чем мы когда-то, а, может быть, и больше. Просто я, наверное, уже дожила до того возраста, когда хочется, глубоко вздохнув, произнести: «А вот в наше время…». Кажется, что в наше время и воздух был воздушнее, и вода – мокрее, и сказки – сказочнее! Таков человек!

       Приносите своим детям сказку, дарите им чудо, и тогда они с теплом и радостью будут вспоминать золотую пору своего детства! 

7 комментариев:

  1. Тамара Степановна, добрый вечер! Спасибо за душевный рассказ об играх твоего детства, не только познавательно, но и очень трогательно получилось.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо за отзыв. Детство - это та страница, которая всегда с закладкой. Перечитываешь ее несколько раз и все время интересно.

      Удалить
  2. Тамара Степановна, да это целая повесть! Нужно в издательство! Так легко и увлекательно прочиталось, на одном дыхании.
    Во многом наше с Вами детство перекликается. Спасибо!

    ОтветитьУдалить
  3. Здравствуйте, Жанна Витальевна, спасибо за высокую оценку. Эту статью я написала для второго сборника статей блогеров. Так что если получится, то статья попадет в издательство.

    ОтветитьУдалить
  4. Тамара Степановна,здравствуйте!Вот только благодаря неутомимой Лилии Павловне я вас "открыла"и замерла в восторге,читая Вашу работу.Всё это и со мной было,та же Кирпили.Ведь половину детства я провела в Тимашевске у бабушек и дедушек.Тамара Степановна,стиль просто великолепный!Даю Вам ссылку на публикацию.http://www.future4you.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=4367&Itemid=2777
    Мало того,подписываюсь и буду читать Ваш блог.
    С уважением к вам и вашей работе.Елена Анатольевна.

    ОтветитьУдалить
  5. Елена Анатольевна, здравствуйте. Спасибо огромное за такую оценку моей работы. Я даже не ожидала, что статья вызовит такой интерес среди читателей. Подумаешь, детство сельской девочки, что такого. Оказалось, что интересно. Писала дней пять, переписывала столько же. Но результат меня удовлетворил. Еще раз спасибо.

    ОтветитьУдалить
  6. Елена Анатольевна, спасибо за ссылку, обязательно поучаствую в конкурсе. В номинации Педагогическая публицистика" есть тема прямо касающаяся темы моей статьи -"Солнечные воспоминания моего детства". в самое "яблочко"

    ОтветитьУдалить